Access

You are not currently logged in.

Access your personal account or get JSTOR access through your library or other institution:

login

Log in to your personal account or through your institution.

If You Use a Screen Reader

This content is available through Read Online (Free) program, which relies on page scans. Since scans are not currently available to screen readers, please contact JSTOR User Support for access. We'll provide a PDF copy for your screen reader.

THE EARLY DOSTOEVSKY AND FOLKLORE: THE CASE OF THE LANDLADY

Linda Ivanits
The Slavic and East European Journal
Vol. 52, No. 4 (WINTER 2008), pp. 513-528
Stable URL: http://www.jstor.org/stable/40651269
Page Count: 16
  • Read Online (Free)
  • Download ($10.00)
  • Subscribe ($19.50)
  • Cite this Item
Since scans are not currently available to screen readers, please contact JSTOR User Support for access. We'll provide a PDF copy for your screen reader.
THE EARLY DOSTOEVSKY AND FOLKLORE: THE CASE OF THE LANDLADY
Preview not available

Abstract

В этой статье исследуется функция фольклора в ранней повести Достоевского «Хозяйка» (1847). Обсуждается использование писателем волшебных сказок, народных преданий и бьmичек о разбойниках, кровосмешении, родительских проклятиях, и колдовстве, а также литературных стилизаций Пушкина и Гоголя на эти темы. Волшебные сказки способствуют герою-мечтателю Ордынову определить его роль (он должен спасти похищенную «красную девицу» Катерину от злого колдуна Мурина) и в то же время создают другие, противоположные возможности (он должен играть роль не жениха, а брата героини). Катерина и Мурин охарактеризованы частично посредством бьmичек и преданий и частично посредством контраста между соответствующими персонажами в «Полтаве» и «Страшной мести». На поверхности можно видеть в «Хозяйке» сюжет «интеллигент возвращается к народу»: Ордынов влюбляется в красавицу из народа; она страстно и с рьщанием молится перед иконой Богородицы. Оказывается, однако, что взгляды Достоевского 1860-х-1870-х годов не могут служить ключом к этой ранней повести. Показателен тот факт, что для Ордынова контакт с народом ведет не к спасению, а к гибели. Показательно также отсутствие того религиозного фольклора, который играет большую роль в послесибирских произведениях писателя. Рассмотрение фольклора в «Хозяйке» поддерживает мнение тех критиков, которые считают, что повесть нацелена против славянофильства.

Page Thumbnails

  • Thumbnail: Page 
513
    513
  • Thumbnail: Page 
514
    514
  • Thumbnail: Page 
515
    515
  • Thumbnail: Page 
516
    516
  • Thumbnail: Page 
517
    517
  • Thumbnail: Page 
518
    518
  • Thumbnail: Page 
519
    519
  • Thumbnail: Page 
520
    520
  • Thumbnail: Page 
521
    521
  • Thumbnail: Page 
522
    522
  • Thumbnail: Page 
523
    523
  • Thumbnail: Page 
524
    524
  • Thumbnail: Page 
525
    525
  • Thumbnail: Page 
526
    526
  • Thumbnail: Page 
527
    527
  • Thumbnail: Page 
528
    528